Главная Добро пожаловать! Новости Заказать on-line Наш адрес
Новости
Rambler's Top100
Главная > Статья Практика защиты обвиняемого при проведении ПФИ

Статья Практика защиты обвиняемого при проведении ПФИ

Практика защиты обвиняемого при проведении органами

предварительного расследования психофизиологических исследований с применением полиграфа.

 

 

Адвокат Адвокатской консультации №181 Межреспубликанской коллегии адвокатов Лукконен А.П.

 

Поводом написания статьи стали отдельные материалы, наработанные при защите доверителей по уголовным делам, по которым органами предварительного расследования применялись психофизиологические исследования с применением полиграфа. Для обоснования линии защиты при заявлении ходатайств использовались правовые позиции Верховного Суда РФ.

 

1.Право обвиняемого на защиту в процессе психофизиологического исследования и достоверность его результатов.

 

В настоящее время как-то незаметно и исподволь в ходе расследования уголовных дел следователи выносят постановления о назначении психофизиологических исследований (ПФИ) обвиняемых с использованием полиграфа.

Стремление следствия одним психофизиологическим исследованием устранить сомнения по делу, установить виновного в условиях противоречивых показаний, косвенных доказательств при отсутствии прямых улик и получить решающее доказательство виновности в виде заключения ПФИ находит встречное предложение полиграфологов решить эти проблемы.

Защита полагая, что для  назначения таких исследований есть законные основания, подчас не возражает или рекомендует принятие решения об участии в исследовании самому обвиняемому, свидетелю, потерпевшему.

При этом считается, что добровольное изъявление обвиняемого в письменной форме согласие с проведением ПФИ не нарушает его права в уголовном судопроизводстве. Но, это совсем не так. Перечень вопросов для тестирования на полиграфе не является стандартным. До проведения тестирования специалист на основании материалов уголовного дела, в т.ч. показаний обвиняемого, свидетелей, потерпевших, каждый раз индивидуально и в определённой последовательности формулирует вопросы так, чтобы вызвать нужную реакцию у конкретного обвиняемого. При опросе обвиняемого полиграфологом защитник  адвокат полностью  исключается  из этого процесса. Ответы на вопросы даются односложно, развернутые ответы не принимаются. В случае затруднения  при даче ответа или возникновения необходимости  консультации адвоката обвиняемый не может обратиться к адвокату. Присутствуя при тестировании адвокат не может оказать обвиняемому юридическую помощь, а обвиняемый не может ей воспользоваться, что влечет нарушение права на защиту. Единственное, что возможно предпринять в процессе опроса это прекратить исследование по желанию обвиняемого.

 

Можно привести некоторые утверждения Холодного Ю.И., эксперта-полиграфолога, профессора кафедры защиты информации МГТУ им. Н.Э. Баумана, высказанные им на заседании 29.03.2011г. Экспертно-консультативного совета при Комитете Совета Федерации по конституционному законодательству «О конституционно-правовых аспектах применения полиграфа в качестве доказательства в уголовном процессе» :

-полиграф  исключительно эффективен, человек перед ним беззащитен, если он хочет скрыть информацию, которая носит для него личностно-значимое содержание;

-установить достоверность метода полиграфа принципиально невозможно, поскольку достоверность этого метода как единого целого зависит, как минимум, от десяти факторов. По данным исследований американских спецслужб (1983 год) достоверность полиграфа раскладывается в диапазоне от 17 до 98 процентов. По сведениям Ю.И. Холодного, американскими полиграфологами был подготовлен контротчет, в котором утверждалось, что по серьезным уголовным делам (срок от 15 лет, полиграф применялся в 95% случаев) вероятность ошибки профессионального полиграфолога менее 1 процента.

-нужно понимать технологию проверки на полиграфе. Она заключается в том, что полиграф направлен на доказательство непричастности человека к преступлению. Доказать его причастность корректным образом возможно только в случае наличия профессионала, «выигрышной» фабулы дела, которая бывает далеко не всегда, а также человека, который адекватен процедуре проверки. Но доказать, что он невиновен, можно».

 

Как видно из приведенного мнения высокопрофессионального специалиста он придает результатам психофизиологического исследования свойства доказательства которым устанавливается виновность или невиновность лица. При этом указывает на  корректные условия получения доказательств при проведении ПФИ - наличие профессионала, «выигрышной» фабулы дела, которая бывает далеко не всегда, а также человека, который адекватен процедуре проверки.

 

Надо прямо сказать, что ПФИ назначается в условиях доминирующего обвинительного уклона в уголовном процессе для получения доказательства виновности. Представленное заключение ПФИ следователь использует  для давления и введения в заблуждение обвиняемого, других участников процесса,  утверждая, что при исследовании он сам признался в совершении преступления.

При психофиологическом исследовании факты, относящиеся к совершению преступления, его  материальные следы, объективная, субъективная стороны деяния, которое происходило в прошлом, не устанавливаются.

Полиграф не читает мысли, не может отличить ложь от правды, а всего лишь регистрирует реакции опрашиваемого обвиняемого в ответ на вопросы за счет перевода физиологических показателей активности дыхательной, сердечно-сосудистой системы (пульс, кровонаполнение), электрической активности кожи и других физиологических показателей в электрические сигналы, которые отображаются в виде графиков. 

Полученные графики не содержат фактические обстоятельства произошедших событий, а лишь фиксируют психофизиологические реакции лица.  Фактический и содержательный смысл им придает полиграфолог, причем с  долей вероятности оценивает   как ложь  или как правду с учетом показаний обвиняемого. Такая оценка дается с учетом предоставленных показаний  свидетелей, потерпевших и других материалов уголовного дела. То есть специалист полиграфолог дает оценку показаниям обвиняемого. Такие заключения достоверными доказательствами быть не могут.

Верховный Суд  РФ в кассационном определении от 05.05.2011г. №41-О11-43сп указал, - «Отказывая стороне обвинения в оглашении заключений психофизиологических экспертиз, суд обоснованно сослался на то, что подобные исследования не являются доказательствами факта, и, следовательно, не могут представляться в качестве таковых коллегии присяжных заседателей».

В определении Верховного Суда РФ от 12.07.2012г. №72-О12-26 указано, - «Судом учитывалось, что психофизиологическая экспертиза не является источником новых сведений о фактических обстоятельствах уголовного дела, а по существу оценивает уже собранные доказательства - показания осужденного, с точки зрения их достоверности. Оценка же доказательств по уголовному делу в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона входит в полномочия суда.

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 28.06.2012 N 58-О12-31 - «Доводы Бабенко о том, что ее непричастность к поджогу подтверждается заключением специалиста, проводившим исследования с использованием полиграфа, являются несостоятельными, поскольку судом указанное заключение обоснованно исключено из числа доказательств. Данная психофизиологическая экспертиза не является источником новых сведений о фактических обстоятельствах уголовного дела, а по существу оценивает уже собранные доказательства - показания осужденной, с точки зрения их достоверности. Оценка же доказательств по уголовному делу в соответствии с требованиями уголовно-процессуального закона входит в полномочия суда. Суд оценивает доказательства в соответствии с требованиями ст.ст.17, 88 УПК РФ по своему внутреннему убеждению, основанному на совокупности имеющихся в уголовном деле доказательств, руководствуясь при этом законом и совестью. При оценке допустимости и достоверности указанного доказательства судом учтено также и то, что приведенные выводы эксперта противоречат совокупности иных, исследованных судом доказательств.

 

Полиграфологи признают, что психофизиологическое исследование не  является строго научной процедурой. Они указывают на такие условия его проведения -  наличие профессионала, «выигрышной» фабулы дела, которая бывает далеко не всегда, а также человека, который адекватен процедуре проверки.

Методическими пособиями и ведомственными инструкциями запрещается применение полиграфа в случаях:

1.Физического или психологического истощения исследуемого лица.

2.Наличия у исследуемого лица психического расстройства или фазы обострения заболевания, связанного с нарушением деятельности сердечнососудистой либо дыхательной системы.

3.Нахождения исследуемого лица в состоянии алкогольного или наркотического опьянения.

4.Регулярного употребления исследуемым лицом сильнодействующих лекарственных препаратов или психоактивных веществ.

5.Наличия у исследуемого лица болевого синдрома, связанного с обострением какого-либо заболевания.

6.Нахождения женщины во второй половине периода беременности.

7.Если возраст исследуемого лица менее 14 лет.

Результаты исследования во многом зависят от подготовки и профессионализма полиграфолога, многие из которых не являются специалистами в области психологии, психиатрии, медицины а также от его субъективной оценки пригодности обвиняемого для психофизиологического исследования.

Для диагностирования состояний, указанных в пунктах 1-5 необходимо иметь специальные познания в соответствующей области медицины.

К неверным выводам могут привести реакции, на которые повлияли индивидуально-психологические особенности, а также индивидуальные физиологические качества обвиняемого, например, индивидуальная потливость, неучтенные полиграфологом.

В США, где использование полиграфа практикуется в течение 90 лет, с 1985 по 1994 годы Олдриджа Эймса, высокопоставленного сотрудника ЦРУ, имевшего доступ к информации любого уровня секретности, и одновременно являвшимся агентом КГБ, тестировали с использованием полиграфа, но так и не смогли изобличить,

Козлов И.С. в статье «Методологические аспекты применения опроса с использованием полиграфа в практике» указывает, что проблема учета влияния индивидуально-психологических особенностей опрашиваемого на полиграфе на сегодняшний день остается практически нерешенной. Он приводит выводы иностранных ученых, согласно которым высокосоциализированные, невиновные испытуемые, из-за их повышенной кожной реактивности в ситуации обмана с большей вероятностью будут ложно осуждены, чем менее социализированные индивиды. При исследовании в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П. Сербского (Центр им. В.П. Сербского) в течение 2007 - 2009 годах 92 испытуемых с различными нозологическими картинами , привлекавшихся к уголовной ответственности за совершение сексуальных правонарушений, и, проходивших стационарную комплексную судебную сексолого-психолого-психиатрическую экспертизу,  была поставлена задача оценить конкретные индивидуально-психологические особенности, которые препятствуют успешному выявлению скрываемой информации. По результатам исследования были сделаны следующие выводы о том, что  среди индивидуально-психологических особенностей, к факторам, препятствующим (значительно снижающим) успешности выявления скрываемой информации, можно отнести мотивационные нарушения мышления (нарушения целенаправленности деятельности); эмоционально-волевые особенности (эмоциональная неустойчивость; снижение критических и прогностических способностей); нарушения памяти и ригидность психических процессов (трудности врабатывания в задание и нарушения переключения внимания). Проведение опросов с использованием полиграфа с лицами, обнаруживающими указанные выше факторы риска, сопряжено со значительными трудностями, а в ряде случаев, при значительной выраженности данных факторов, не предоставляется возможным.  (Юридическая психология. 2010г. №3. с. 2-6).

Согласно пункта 1.2. Инструкции о порядке использования полиграфа при опросе граждан, утверждённой Приказом МВД России от 28.12.1994 №437 (зарегистрировано в Министерстве юстиции РФ 06.01.1995г. №771) информация, полученная в ходе опроса с использованием полиграфа, не может применяться в качестве доказательств, имеет вероятностный характер и только ориентирующее значение.

В кассационном определении от 04.06.2008 №74-О08-18 Верховный Суд РФ указал, - «Суд обоснованно признал недопустимыми доказательствами  заключения так называемой психофизиологической экспертизы, так как они, исходя из положений ст. 74 УПК РФ, не являются доказательствами по уголовному делу. Использование достижений специалиста-полиграфолога в процессе доказывания по уголовному делу законом не предусмотрено. Выводы "такой экспертизы" не носят научно обоснованного характера. Экспертизы носят вероятностный характер, они таковыми не являются, это лишь опрос подозреваемых определенным "специалистом".

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 17.11.2011 N 203-О11-4 - «Делая вывод о причастности обоих осужденных к убийству К. и признавая достоверными показания свидетеля К. о том, что он знает о совершенном убийстве со слов Хайлова и Филимоновой, суд сослался на заключения "психофизиологических экспертиз", в ходе которых правдивость сообщаемых К. и Филимоновой сведений проверялась с помощью технического средства — полиграфа. Однако экспертом не представлено и судом не установлено научно-обоснованное подтверждение надежности и достоверности результатов подобных исследований, которые позволяли бы признать их доказательством по уголовному делу в соответствии с требованиями ст.ст. 74 и 80 УПК РФ.»

 

2.Постановление следователя о назначении ПФИ

не соответствует требованиям законности, предъявляемым к

процессуальным актам предварительного расследования.

Заключение ПФИ  недопустимое доказательство в уголовном деле.

 

Психофизиологическое исследование с использованием полиграфа назначается постановлением следователя. При  этом у стороны обвинения даже не возникают сомнения в законности таких постановлений.

Вместе с тем, при защите обвиняемого  необходимо учитывать, что,  постановления о назначении психофизиологического исследования с использованием полиграфа, являются незаконными. Назначая психофизиологическое исследование показаний при помощи полиграфа следователь нарушает требования УПК РФ.  Уголовно-процессуальный кодекс РФ не содержит правовых оснований назначения и проведения психофизиологического исследования.

Проверка доказательств показаний обвиняемого согласно ст.87 УПК РФ относится к исключительной компетенции следователя и он не вправе ее поручать другим лицам. Постановление следователя, которым поручается проверка показаний обвиняемого специалисту, эксперту при психофизиологическом исследовании, является незаконным.

В соответствии с ч.3 ст.7 УПК РФ нарушение норм УПК следователем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств.

Заключение ПФИ, выполненное в соответствии с незаконным постановлением следователя о назначении психофизиологического исследования показаний обвиняемого, является недопустимым доказательством.

Фактически при психофизиологическом исследовании специалист проверяет показания обвиняемого, полученные следователем  выходит за пределы своей компетенции и вторгается в сферу полномочий следователя. Психофизиологическое исследование не является источником новых сведений о фактических обстоятельствах совершенного деяния, объективной стороны состава преступления, при его проведении происходит оценка уже собранных следователем доказательств - показаний обвиняемого с точки зрения их достоверности.

Согласно ч.1 ст.75 УПК РФ доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных ст.73 настоящего Кодекса.

Верховный Суд РФ в определении от 26.05.2011г. №81-О11-49 установил: - «В качестве доказательств, подтверждающих вину подсудимых, суд в приговоре сослался на имеющиеся в деле психофизиологические исследования подсудимого Бадюк Н.В. и свидетеля Б., полученные в ходе предварительного следствия с использованием "полиграфа", которые судом расценены как "заключения эксперта". В соответствии со ст.80 УПК РФ заключение эксперта - представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами. Требования к заключению эксперта содержатся в ст.204 УПК РФ. В частности, в заключении эксперта согласно п.п. 9 и 10 ч.1 ст.204 УПК РФ должно быть указано содержание и результаты исследований с указанием примененных методик, а также выводы по поставленным перед экспертам вопросам и их обоснование. Это означает, что в заключении эксперта должны быть приведены научно обоснованные методики исследования, которые при необходимости могут быть проверены и не должны вызывать никаких сомнений у суда при разрешении уголовного дела. В данном случае имеющиеся в деле заключения "специалиста с правом работы с полиграфными устройствами при опросе граждан" К., которые судом расценены как "заключения эксперта" не могут быть признаны таковыми, поскольку не отвечают требованиям, предъявляемым законом к заключению эксперта. Кроме того, судом оставлены без внимания следующие обстоятельства. Выводы специалиста К., проводившего психофизиологические исследования подсудимого Бадюк Н.В. и свидетеля Б. состоят в том, что психофизиологические реакции Бадюк Н.В. "не подтверждают ранее сообщенную им информацию о том, что он не наносил ударов М., а также о том, что он не душил М., а психофизиологические реакции Б. подтверждают ранее сообщенную им информацию о том, что со слов Шерина Д.А. "он знает, как и когда было совершено преступление в отношении М." То есть, по сути, специалист К. в так называемых "заключениях эксперта" после проведения исследований высказал суждения относительно достоверности, с его точки зрения, сведений, которые сообщили Бадюк Н.В. и Б. следователю на допросах. Согласно ст.ст. 87 и 88 УПК РФ проверка и оценка доказательств (в данном случае показаний обвиняемого Бадюк Н.В. и свидетеля Б.) в том числе с точки зрения их достоверности, относится к компетенции следователя, если дело находится в стадии предварительного следствия, или суда при вынесении приговора. По смыслу главы 27 УПК РФ вопросы, поставленные перед экспертом, и заключения по ним не могут выходить за пределы его специальных знаний. Постановка перед экспертом правовых вопросов, связанных с оценкой собранных в ходе предварительного или судебного следствия доказательств, разрешение которых относится к исключительной компетенции органа, осуществляющего расследование, прокурора, суда (в данном случае, достоверности или недостоверности показаний допрошенных лиц), как не относящихся к компетенции эксперта, недопустима. Именно следователь и суд согласно закону оценивают доказательства путем сопоставления их с другими доказательствами по делу. Ни следователь, ни суд не вправе передавать свои полномочия по оценке доказательств (достоверности сообщенных допрошенными лицами сведений) иным лицам, в том числе специалистам или экспертам».

Кассационное определение Верховного Суда РФ от 11.09.2012 N 41-О12-57СП - «Уголовно-процессуальный кодекс РФ не предусматривает законодательной возможности применения полиграфа в уголовном процессе. Данный вид экспертиз является результатом опроса с применением полиграфа, регистрирующего психофизиологические реакции на какой-либо вопрос, и ее заключение не может рассматриваться в качестве надлежащего доказательства, соответствующего требованиям ст.74 УПК РФ. Данные использования полиграфа при проверке достоверности показаний подсудимых не являются доказательством».

В кассационном определении Верховного Суда РФ от 28.02.2012 N 48-О12-8 указано - «Само по себе заключение ПФИ самостоятельного доказательственного значения не имеет».